Третий Рим (tertiaroma) wrote,

Дмитро Павлычко: "Як добре, що на світі є Москва, Моя земля, столиця і надія!"



І на Схід дивились галичани.
На Москву дивись в надії, Львів...

Обитатель Девятого круга

Кому как не ему лучше знать?

Павлычко видит технологии московских спецслужб на выборах в Украине

Известный писатель и общественный деятель Дмитрий ПАВЛЫЧКО призывает украинцев голосовать за кандидата в президенты Юлию ТИМОШЕНКО, потому что она стала «против бездушной, антиукраинской, управляемой агентурой КГБ клики ЯНУКОВИЧА».



ПОЭТ Дмытро Павлычко - был националистом, коммунистом, нардепом СССР и УССР, снова националистом, ведал в Раде вопросами внешней политики - очень характерный представитель этой породы. Ниже мы приведем лишь некоторые из документов, которые подобрал писатель Даныло Кулыняк и опубликовал в газете “Незборыма нация” (№ 6, 1994). Мы никогда не разделяли националистические позиции этой газеты, но показательно, что даже в этом лагере не очень любят перевертышей.
Итак, начинал Павлычко как бандеровец: “Во время ареста энкаведистами Дмытро Павлычко признался про свое сотрудничество с подпольем ОУН... Счел за благо подписать “признания”, купить себе свободу ценою мучений, а то и самой жизни других” (“Прикарпатська правда”, 6 июля 1991).
Затем доносил на бандеровцев: “В 1955 году Дмытро Павлычко “топил” товарища по перу - Васыля Крывця, обеспечив ему своими показаниями восемь лет лишения свободы” (“Робитныча газета”, 24 апреля 1991). Кривец... показал себя с отрицательной стороны как человек, имеющий враждебные нашей деятельности, буржуазно-националистические идеи... Кривец отрицал колоссальные изменения в развитии экономики и культуры в Советской Украине, происшедшие в результате социалистической революции и великих побед советских людей за годы существования Советской власти... Считаю необходимым указать и на то, что Кривец расхваливал поэзию украинских националистов...” (показания Павлычко на допросе 9 июня 1955 г. - архивное дело № 016012, т. 2, ст. 99-104).
Лично Берия содействовал публикации его первых стихов: “Главный редактор Львовского книжно-журнального издательства Цмокаленко, которому Павлычко представил сборник своих стихов, уже два года задерживает издание этой книги. Учитывая, что стихи Павлычко талантливые и в основном направлены против Ватикана и буржуазных националистов, такая книга могла бы сыграть большое воспитательное значение для местной молодежи” (Из докладной записки Л. Берии Президиуму ЦК КПСС).
В 1985 г. Павлычко писал: “Я знал, что отец мой мечтал про приход большевиков, встречал их, что он, в то время председатель колхоза, не боится сам проводить новые советские порядки в жизнь на глазах разбойников и убийц из националистического подполья” (Павлычко, “Наука и культура”, Киев, 1985, с. 513).
Добавим и свои наблюдения. Еще в 1989 г. (!) на Х сессии Верховной Рады II-го созыва, настаивая на принятии Закона Украины о языках, который представил один из нынешних лидеров КПУ Б. Олейник(12) , Павлычко выступал как убежденный коммунист: “Мы должны спасать украинский язык, а вместе с ним - идею социализма. Поскольку там, где гибнет нация, там гибнет и социализм. Мы должны помнить, что в мировой практике двуязычия сейчас нет”. И как на высший авторитет, ссылался на слова Ленина: “Пусть прозвучит в этом утреннем зале слово Владимира Ильича Ленина... Это и есть наша главная платформа”.
НО ПРОШЛО лишь четыре месяца, и Павлычко выходит из КПУ, написав соответствующее заявление: “Не знал ни про голод 1932-1933 годов, ни про масштабы ГУЛАГА... не знал про несчетное число преступлений, совершенных по отношению к украинскому народу и другим народам под руководством партии”.
Правда, еще через год Павлычко, те ли забыв о своем заявлении о выходе из КПСС, то ли решив рассказать, как было на самом деле, пишет:

Ми знали: був голодомор
I розстріли в підвалах
Та, як вогонь із пащ потвор,
Лякав нас правди спалах,

А вот павлычковы строки в некогда любимом вожде, написанные весной этого года:

Земля рабів обдерта й боса,
Але вона візьме своє:
Зламає наляк малороса
І на коня для Кривоноса
Ульянова перекує.

Впрочем, стихи Павлычко - лучший способ наглядно показать, что такое ренегатство, кто такой перевертыш.

І на Схід дивились галичани.
На Москву дивись в надії, Львів...

Як добре, що на світі є Москва,
Моя земля, столиця і надія!

Ми триста років Москві служили,
Пора настала - вставай з колін!

До краю свого перепечену кров'ю
Ми чуємо в серці московську стрілу.

Это один и тот же Павлычко. О Москве - с разницей в несколько лет. А это - о Кремле, даже не меняя стихотворного размера, как по шаблону, лишь наполнение разное:

Я син простого лісоруба,
Гуцула із Карпатських гір.
Мені всміхнулась доля люба
У сяєві Кремлівських зір.
Хай бачить він, лакей з природи,
Як виправляються хребти,
Як валяться кремлівські сходи,
Що він во них навчивсь повзти.

Очень занятно пишет Павлычко о своей бывшей партии: интересно, когда он такое же напишет о своей новой - Демократической партии Украины?
До комунізму стрімки плаї -
Йде Україна - зоря моя.
Партія - серце її,
Ум її - партія!
Ми відали - КПРС -
нагайка твердотіла,
Але ж лизали, наче пес,
Кров, що на ней горіла.
И уж совсем бесподобно про нынешний державный прапор:
Тож не вдалось огидливим ізгоям
Вас отруїти жовто-синім гноєм
У холодно-вітряній чужині.
Прапор вносят до залу
Синьо-жовтий!
Імперія - в шок!
І сходить із п'єдесталу,
Згубивши кепку злинялу,
Ненависті й зла божок.(13)
Последние строчки - тоже про Ленина. Уж очень ему этот образ понравился. Такие параллели в творчестве Павлычко можно продолжать бесконечно - о Боге, о Союзе, о Бандере и т. д. Всюду Павлычко находит аргументы и за, и против. Но неужели нет ничего святого, стабильного, чего-то, что не подвержено политической конъюнктуре? Как же - есть. С неизменно звериной злобой и фашистской жестокостью Павлычко пишет о врагах (враги, правда, разные, но злоба - одинаковая):

Я дуже хочу у вашім полку
Бути снайпером.
Бачу: молитись іде дванадцятий Пій
І не перший убивця-папа)...
Спокійно стрілятиму,
щоб не промахнутися зопалу
.

В ПАРИЖЕ, с ненавистью разглядывая посетителей Музея восковых фигур, “сытых и довольных от денежных карьер”, поэт выдает строчку и вкладывает ее в уста воскового Робеспьера: “Вот кому бы отрубить безмозглую голову”. Что бы ни говорили про коммунистическую цензуру, но такая кровожадность отнюдь не была обязательной, тем более в начале 80-х.
И сейчас Павлычко не утратил злобного пыла. Вот как он отвечает людям в Чигирине, которые не избрали его нынешней весной в Верховную Раду, да еще, видите ли, требовали от него “вернуть нам брежневские времена”:

Я ж повернув би їм в'язниці,
Голодомори, вбивства душ...

После проигрыша Павлычка “Літературна Україна” изрекла следующие мысли: “Нет, это не Дмытро Павлычко проиграл на выборах. Проиграла Украина”. “Если за стенами парламента остался Павлычко - мы духовно обнищали”. Впрочем, из приведенного выше вполне можно читателям самим составить представление об этой личности

Нет, меня совершенно не интересует лично поэт Д. Павлычко. В конце концов, у него встречаются и хорошие пророческие строчки:

І хай не лізуть братовбивці з шкіри -
Ніхто ще не зробив з трезуба ліри,
Не вийде з ката й холуя поет!

Здесь важно само явление павлычек. Свифт писал в известном памфлете: “Каждый, кто взялся бы описать нрав змеи, волка, крокодила или лисы, разумеется, стал бы это делать ради блага других, а не из личных чувств любви и ненависти к этим животным”. И эстетам, недовольным тем, что приходится копаться в грязи, можно ответить: пусть персонально поэта Дмытра Павлычка чигиринские жители провалили на выборах (проиграть может и самый порядочный человек), и внешней политикой в Раде будет ведать кто-то другой(14) . Но ведь этот новый депутат может оказаться не лучше своего предшественника. Ведь павлычек много, очень много. И страшно, как раз то, что они вообще чем-то ведают - министерствами, заводами, университетами, школами.

РАССЧИТЫВАЯ на нашу снисходительность, на нашу чистоплотность и миролюбие, павлычки не перестанут рваться к власти. Они будут идти, нагло попирая всех, кто мыслит не так, как они, всех, кто сохранил понятие о чести и принципах. Они будут упорно карабкаться по ступеням общественной лестницы. Расталкивать всех локтями. Менять идеологии и партии как перчатки. Сжигать то, чему поклонялись, и поклоняться тому, что сжигали, причем делая это отнюдь не единожды в отличие от короля франков Хлодвига, к которому якобы сия формула ренегатства относится. И в этом своем стремлении они опаснее, чем даже убежденные ультраправые или левацкие экстремисты, ибо ради того, чтобы удержаться на крутом вираже, чтобы выслужиться перед любой властью, они будут совершать гнусность за гнусностью, отравляя миазмами своего перманентного предательства духовную жизнь общества.
...


http://varjag-2007.livejournal.com/1384010.htm


Tags: Павлычко, Россия, Украина, ренегаты
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments